За рулем

11 004 подписчика

Свежие комментарии

  • тима хегай
    дебилПереключаем мотор...
  • Jnas Levison
    Да чёрт с ним, пускай смотри, а я буду смотреть за ним и его напарником чтоб не могли подбросить что нибудь запрещённ...Инспектор хочет з...
  • Yvan
    Всё идёт к созданию полицейского государства.Забирать права бе...

На пикапе VW Amarok по ЮАР и Намибии: в желтой жаркой Африке

На пикапе VW Amarok по ЮАР и Намибии: в желтой жаркой Африке

Компания Volkswagen явно неравнодушна к Африке. Нас дважды приглашали в пробеги по Черному континенту на Туарегах, а теперь предложили испытать пикапы Amarok на дорогах и направлениях ЮАР и Намибии. Автомобили приехали сюда с самого севера Африки вдоль восточного побережья, а теперь должны вернуться на cевер уже по западной стороне. Весь путь разбит на несколько сегментов, которые предстоит проехать нескольким группам путешественников. Наша часть маршрута начинается в Кейптауне и заканчивается в Виндхуке.

Перелет Москва – Дубай – Кейптаун вместе с ожиданием пересадки занял без малого сутки. И вот после московских минус десяти нас обволакивают плюс двадцать – и это вечером! Однако настроение подпорчено неаккуратными действиями работников аэропорта, которые умудрились сломать сданный в багаж штатив, хоть на чехле и была наклейка Fragile – «хрупкая вещь». Особенно приуныл Саша Батыру: всю съемку придется делать с рук.

Что первое приходит на ум при упоминании о ЮАР? Лично мне – Нельсон Мандела, один из знаменосцев борьбы с режимом апартеида. Для местных это безусловный герой, и напоминание о нем встречается на каждом шагу. В аэропорту притулилась точная копия его тюремной камеры. В сувенирной лавке посетителей встречает Мандела-манекен в полный рост.

Везде портреты, бюсты, книги с автобиографией. На этом фоне название улицы на въезде в Кейптаун со стороны воздушной гавани кажется единственно возможным – Nelson Mandela Boulevard.

На мысе Доброй Надежды перманентное буйство ветра – того и гляди собьет с ног. Но воздух вкусный – не надышишься!

В ЮАР в 2010 году прошел чемпионат мира по футболу. Как водится, построили несколько современных стадионов, а еще вложились в дороги. Усилия не пропали даром: всю страну покрывает густая сеть автотрасс. Асфальт идеальный (за все время ни одной ямы не встретили!), ширина дорог рассчитана на гораздо большее количество машин, чем есть сейчас. Не обошлось и без перегибов. Так, в Кейптауне возвели дорогостоящую развязку, которую так и не запустили в эксплуатацию – ошиблись в расчетах. Теперь это своего рода памятник инженерам-неудачникам.

Долгое время Южная Африка находилась под патронатом Великобритании и многое переняла у метрополии. Помимо английского языка (он здесь государственный) – левостороннее движение. Интересно, что система единиц измерения тут общепринятая: никаких футов, миль, галлонов и фаренгейтов – только метрические единицы, как у нас.

Заселившись в отель, первым делом побежал в ванную. Страсть как хотелось проверить утверждение, что в южном полушарии вода в раковине закручивается не по часовой стрелке, а против. Убедившись, с чистой совестью лег спать. А утром поджидал неприятный сюрприз – дождь!

Кейптаун не запал в душу. Он чистый и ухоженный, вид на Столовую гору производит неизгладимое впечатление, а свежий океанский воздух будоражит кровь. Однако меня не покидало ощущение какой-то закрытости, обреченной оторванности от мира. Прохожие чуть ли не кидаются на шею с расспросами на тему: «Ну, как там в Европе?».

Кейптаун, Сити-Холл. С его балкона выступал Нельсон Мандела после освобождения из тюрьмы. Его слушали 360 тысяч человек!

Трехмиллионный Кейптаун – город с самой большой в стране долей белого населения (бледнолицых почти 20%). Про высокий уровень преступности в ЮАР ходят легенды, однако мы с криминалом не столкнулись. Население доброжелательное, и даже в вечерний час встречные прохожие кивают – совершенно незнакомым людям! Быть может, на окраинах жизнь посуровее…

Народ здесь по африканским меркам обеспеченный. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на автомобильный поток: машины преимущественно свежие, Porsche и Bentley не в диковинку. В последние годы пользуются спросом китайские автомобили, особенно вседорожники и пикапы Great Wall. Встречаются и индийские машины, в основном вседорожники Tata.

ЮАР считается самой богатой и благополучной страной Африки. Много денег приносит добыча алмазов, урановой руды, угля (во время нашего пребывания в стране обсуждалась возможность поставки второй партии угля Украине). Но и с промышленностью дела обстоят неплохо – выпускают даже автомобили. В частности, есть заводы концернов Daimler и Volkswagen, причем фольксвагеновцы собирают здесь весьма экзотические машины, например седан на платформе предыдущего Polo. А до недавних пор производился Golf первого поколения!

ЛЕВО РУЛЯ!

Прежде мне не доводилось ездить на праворульках, поэтому одолевал легкий предстартовый мандраж. Но оказалось, что в пробеге участвуют Амароки с привычным нам левым рулем да еще и с автоматической коробкой. От базовых версий они отличаются увеличенным дорожным просветом, зубастыми шинами BFGoodrich и установленным на кузов пластиковым колпаком

Дороги построены с большим запасом пропускной способности. Нам бы такие!

.К езде по левой стороне дороги я привык моментально. Проблем не возникало даже на круговых развязках. Помогла и упорядоченность движения: местные водят аккуратно и предусмотрительно – за несколько дней мы не видели ни одной аварии. Первый пункт – мыс Доброй Надежды. Въезд туда платный (в пересчете – около 500 рублей с человека). Место настолько популярное, что поставить машину на официальной парковке не удалось. Не беда! В два счета загнал Amarok на кучу булыжников – никому не мешает и бесплатно.

На мысе ветер свищет. Ветрище! Поднимает высокие волны, которые, разбиваясь о скалы в мелкие брызги, окутывают округу густым туманом. Океан шумит так, что разговаривать невозможно – приходится кричать. Вода прохладная: из-за холодного Бенгальского течения даже летом она не нагревается выше +15 ºС. Купаться расхотелось. Так и уехали с мыса несолоно хлебавши.

Увидеть колонию пингвинов никак не ожидал. Они, оказывается, обитают не только в Антарктиде, но и здесь. Забавные! Греются, жмурясь на солнышке. А утомившись, ныряют в воду: плавают со скоростью 20 км/ч и ныряют на глубину до 100 метров!

Питаются мелкой рыбешкой, съедая в день примерно полкило. Из-за бурной деятельности человека популяция африканских пингвинов постепенно сокращается и насчитывает сейчас примерно 150 тысяч особей.

С мыса Доброй Надежды в Кейптаун лучше ехать по платной дороге – она короче и живописнее.

За Кейптауном – гористая местность. Спуск-подъем, спуск-подъем… И так километров двести. Дорога хорошая, машин мало – благодать! Постепенно буйная растительность сошла на нет. Оголившиеся горы поражают воображение причудливым нагромождением камней: вот пасть крокодила, вот перевернутая буква П, а это не что иное, как каменное дерево.

Асфальт давно остался позади. Но местная грунтовка, как выяснилось, ничуть не хуже. Ровная и широкая – по ней можно мчать в том же темпе. Главное – приотстать от идущего впереди автомобиля, чтобы пыль не глотать. К закату приехали в городишко Кланвильям, где и заночевали. Хозяин гостиницы оказался славным малым. Говорит, российские туристы у него доселе не останавливались.

В большинстве здешних ресторанов меню скудное. Пяток салатов, столько же рыбных и мясных блюд да пара десертов. Но готовят неплохо. А вот с розетками в отелях настоящая беда – одна на номер! Сначала зарядишь фотоаппарат, потом телефон, затем еще что-нибудь – так и бегаешь полночи. С вай-фаем дело обстоит не лучше: если Сеть ловится хотя бы в холле отеля, уже радость. С утра пораньше заезжаем на АЗС. Они здесь встречаются редко, поэтому заправляемся под пробку.

Вблизи Кейптауна находится крупнейшая колония очковых пингвинов. Вопят громко и неприятно.

Маршрут вновь выводит нас на побережье – к птичьему базару. На пятачке с футбольное поле обитает не менее 20 тысяч пернатых: чайки, бакланы… Вонь стоит несусветная! Рядом расположен рыбоперерабатывающий завод, отходами которого птицы и питаются. По своей воле я сюда заезжать не стал бы. И вам не советую.

Дорога опять уводит вглубь континента. Ближе к обеду сопровождающий предлагает заехать в супермаркет в одном из поселений – купить снеди. Выходим из машины и… Какая жарища! Я‑то думал, что термометр на приборке лукавил, показывая +45 ºС. Жар от земли раскаляет подошву сандалий и обжигает пятки. Волей-неволей начинаешь приплясывать. В полдень тень съеживается сантиметров до двадцати – вот уж точно солнце в зените!

В африканской жаре кондиционер Амарока легко поддерживает комфортную температуру – в машине всегда сохранялась живительная свежесть. Взятые утром из холодильника бутылки с водой оставались прохладными до обеда.

Герметичность салона тоже порадовала: даже после многочасовой езды в облаках пыли он оставался девственно чистым. А вот в грузовой отсек пыли насасывает немало – на лежащие там чемоданы больно смотреть.

Туристам не рекомендуют купаться в пресных водоемах – можно запросто подхватить инфекцию. А местным детишкам всё нипочем.

Затарившись колой и чипсами (острее еще не пробовал!), выдвигаемся дальше. Пара часов неспешного движения, и мы прибываем в Спрингбок. Так называется не только город, но и одна из антилоп, особо почитаемая в ЮАР (спрингбок даже изображен на прежнем гербе страны).

Располагаемся на ночлег в загородном отеле. По двору деловито вышагивают страус, павлин, утка с выводком детенышей. На них поглядывает черепаха, прохлаждающаяся под сенью дерева. Открываю дверь в номер, и ящерицы врассыпную бросаются по углам. Но мы не из пугливых.

Солнце в этих широтах садится моментально. Р‑р‑раз – и уже темно.

Вечером за ужином познакомились с постояльцами из Москвы, которые путешествуют по ЮАР методом «куда глаза глядят». Говорят, что здесь, на западе страны, природа не столь живописна, как на востоке. В ответ мы похвастались, что завтра ноги нашей здесь не будет – перебираемся в Намибию. 1:1.

Почти все крестьяне держат в хозяйстве по несколько коров

На путь до границы запланировали три часа хода. Дорога привычно пустынна: в зоне обзора только наши Амароки. Мечта фотографа! Саша Батыру просит выехать на встречную, чтобы фотографировать наш караван с удобного ракурса. Выезжаю. И тут, взглянув в зеркало, вижу, что у нас на хвосте висит полицейская машина. Как она здесь появилась – загадка. Убедившись, что мы опасности не представляем, стражи порядка пошли на обгон и через пару минут скрылись из виду.

А вот и граница. Переходим ее на одном дыхании. Работа всех служб организована отлично. Свежие здания с идеальным ремонтом, современная аппаратура, никакой сутолоки. «Удачи, сэр!» – шикарно улыбнулась стройная чернокожая пограничница и поставила штамп в моем загранпаспорте. В этот момент мне показалось, что она отправляет меня в неизвестность.

ПЕРЕД ПРОПАСТЬЮ

На пропускном пункте со стороны Намибии все иначе. Очереди, неразбериха, неработающие кондиционеры в обшарпанных зданиях. Хорошо хотя бы, что гражданам России виза не требуется.

Таможенники в машину даже не заглянули, только помахали ручкой – проезжайте, мол, не мешайте работать.

Огромные каменюки удивляют причудливыми формами. Это дельфин?

Поначалу пейзаж тот же – коричневые безжизненные горы. Но выехали к реке, и окрестности зазеленели. На этих полях местные выращивают овощи-фрукты. Наконец-то жизнь! А за посадками открылась печальная картина – тысяча, не меньше, маленьких соломенных домиков (так и подмывает назвать их шалашами), в которых живут крестьяне.

Заехал в поселение: грязь, нищета. Навстречу брел мальчик лет десяти (без майки в 45‑градусное пекло!) и катил перед собой самодельную картонную машинку. Аж слеза навернулась… Сделал пару фотографий и подарил ему пачку шоколадного печенья. Потом корил себя: лучше бы дал денег, которые он мог потратить на хлеб. С другой стороны, вкус этого печенья паренек будет помнить, наверно, всю жизнь.

Асфальт остался позади. Поля сменились каменистой полупустыней с редкими деревьями. Диковинные формы, причудливые цвета. Дух захватывает! Отрезвляет лишь сообщение нашего кормчего по рации: говорит, острые камни пропарывают шины на раз – нужно ехать осторожнее.

На укатанной гравийке мы легко поддерживали крейсерские 120 км/ч. Расход топлива увеличился лишь на пол-литра – до 10,5 л/100 км. И к управляемости никаких претензий: точные отклики на руль и невеликие крены усиливали удовольствие от вождения. Но особый респект – удобным креслам, в которых не устаешь даже после многочасовой поездки.

Солнце быстро садится и так же быстро восходит. Рассветы стóят того, чтобы встать пораньше!

Гостиничный комплекс оказался в чистом поле. Кондиционер, душ и даже – о счастье! – Wi-Fi. Но расслабляться не стали: впереди ждет каньон Фиш-Ривер, обязательная точка при посещении Намибии. Так что берем себя за шкирку и отправляемся в путь. Каньон – настоящее чудо природы. И как малюсенькая речка могла проточить такой массив?

Фиш-Ривер – один из самых величественных каньонов в мире: длина 160 километров, глубина до 550 метров. Размерами он уступает только американскому Большому каньону. Стоя на краю, ощущаешь себя песчинкой. От эмоций голову сносит напрочь. Во всяком случае, у нашего фотографа: он заставил меня подползти на Амароке к краю бездны. Сердечко колотится, но виду не показываю. В общем, адреналина хватило. Один день в Намибии принес больше эмоций, чем три в ЮАР.

ДРУГОЙ МИР

Двигаемся на север. Пыль столбом и безжизненное пространство везде, куда дотягивается взгляд. Скопление животных встретили лишь однажды – у небольшого озера, на водопое.

Миновав горную гряду, неожиданно попадаем в совсем другой мир. Устланные желтой травой долины, одинокие деревья с гигантскими птичьими гнездами – добро пожаловать в саванну!

Страусы, антилопы, буйволы – этого зверья в дикой природе я доселе не встречал. Здесь – пожалуйста. Вот идет семейка жирафов с маленьким детенышем. Подошли к дереву – и обгладывают листву. А вот львов и бегемотов не видел; для встречи с ними надо ехать в северную часть Намибии.

Зато мы попали под ливень. И какой! Гром, молнии, шквалистый ветер. Дождь ослабил жару и прибил пыль – ехать стало комфортнее. Спустя пару десятков километров саванна постепенно перетекла в пустыню Намиб.

На песчаной дороге расход топлива подскочил с 10,5 до 11,5 л/100 км. Да и за рулем не расслабишься – машина проявляет склонность к заносу (ESP в песке я отключил), но все траекторные рыскания легко гасятся своевременным подруливанием. Когда песок стал совсем рыхлым, мы стравили давление в шинах с трех до двух атмосфер.

За день увидел лишь пару встречных машин, и те явно с туристами. Грузовики вообще не попадались. Из чего делаю вывод, что деловая активность на периферии Намибии невысока.

Это дерево вовсе не мертвое: в сезон дождей оно оживает.

Вот и наш гостиничный комплекс. Как вы думаете, сколько надо заплатить за сутки проживания в бунгало со стенами из материи и потолком-тентом? На наши деньги – 17 000 рублей! А всё потому, что очень накладно поддерживать даже минимальную инфраструктуру среди дикой природы. Зато за ужином нам выкатили стейки из антилоп двенадцати видов!

– А зебра есть?

– Извините, сэр, зебра закончилась, завтра подвезут новую партию.

– Тогда давайте страуса!

– Да, сэр.

С сервисом в Намибии дела обстоят неплохо – видимо, сказывается то, что в прошлом она была германской колонией. Немецким, кстати, владеет почти половина населения. Ранним утром отправляемся на плато Соссусвлей, где сконцентрированы самые высокие дюны в мире. Одна из них 383-метровая, и ее «рост» не меняется уже много лет. По пологой стороне вверх ведет тропа, по которой бредут туристы. Что-то они медленно, сейчас обгоню. Ага, щас! Подниматься на дюну крайне тяжело даже подготовленным людям. Твердой опоры под ногами нет, песок забивается во все щели, дышать тяжко из-за жары. Но если уж поднялся, ощущаешь себя не иначе как покорителем природы. Из-за игры теней близлежащие дюны кажутся неестественными, пески изумляют широкой палитрой красок: от розового до оранжевого. Без сомнений, Соссусвлей – одна из жемчужин не только Намибии, но и всей Африки.

Редкие придорожные кафешки заманивают посетителей остовами старых автомобилей.

К вечеру мы должны приехать в Виндхук. Не без сожаления покидаем пустыню и штурмуем очередной горный перевал. Крутые виражи и перепады высот, невероятной красоты панорамные виды. Удивительно, но самый крутой подъем выложен плиткой, похожей на ту, что у нас используют для мощения тротуаров.

Перевалили – и снова очутились в саванне. Желтая трава, странные черные кустарники. И вдруг наперерез стая бабуинов! Едва успел затормозить. Зелени с каждым километром становится все больше – в какой-то момент даже показалось, что едем по просеке. Лишь за десять километров до столицы дорога стала асфальтовой. Но по-настоящему удивило другое: за два с половиной часа мы не встретили ни одной машины. Живут же люди!

ЦИВИЛИЗАЦИЯ

В Виндхуке ожидал столкнуться с нищетой, попрошайками, средневековьем. Вышло совсем наоборот. Город с населением 330 тысяч жителей удивил чистотой, благоустроенностью и обилием зелени. Здесь отличные дороги, продуманные развязки и достаточно свежий автопарк – не хуже, чем в ЮАР. Архитектура поразила гармонией и продуманностью. Застройка преимущественно малоэтажная, много таунхаусов и коттеджей со встроенными гаражами. Порою возникало ощущение, что еду по приличному курортному европейскому городу. В общем, культурный шок.

В последний день заехали в сафари-парк – поглазеть на зверей с расстояния вытянутой руки. Носороги, жирафы, антилопы, крокодилы… Но где же львы? Проводник сказал, что царь зверей выходит на люди только во второй половине дня, – а у нас на это время запланирован вылет на родину. Может, в другой раз свидимся? Жди нас, Африка!

Фотогалерея

 

Свежие новости:

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх