За рулем

11 006 подписчиков

Свежие комментарии

  • тима хегай
    дебилПереключаем мотор...
  • Jnas Levison
    Да чёрт с ним, пускай смотри, а я буду смотреть за ним и его напарником чтоб не могли подбросить что нибудь запрещённ...Инспектор хочет з...
  • Yvan
    Всё идёт к созданию полицейского государства.Забирать права бе...

Участники марафона «60 часов «За рулем»: испытания песками и морозильной камерой. Ч. 1

Участники марафона «60 часов «За рулем»: испытания песками и морозильной камерой. Ч. 1

Если бы не наш испытатель-старожил Сергей Клочков, проезд в эту зону не состоялся бы никогда. Его друг Валдис Брант, знаменитый на всю Латвию и далеко за ее пределами путешественник, провел нас на свою землю, граничащую с бывшим советским полигоном «Адажи».

В эпоху СССР здесь, под Ригой, ползали танки и гремели учения. Сегодня о былых временах напоминают заброшенные бетонные землянки командных пунктов и пусковые ракетные позиции. Медные кабели давно вырыты здешними искателями цветмета, окопы поросли мхом и черничными кустами. Мир? Как бы не так! Теперь песчаные горы будем штурмовать мы! Во время недавней экспедиции на Кольский полуостров (ЗР, 2014, № 11) наша команда оценила внедорожные возможности участников марафона «60 часов «За рулем» на камнях – и тогда на первый план вышла геометрическая проходимость. Теперь настал черед песка: он позволяет выявить сильнейшего и с точки зрения тяговых возможностей мотора, и по части трансмиссионных талантов.

Проверка на выносливость: Nissan категорически не хватает тяги на низах.

ПРЕДЪЯВИТЕ ПАСПОРТ

Те пятнадцать часов езды, что отделяют Москву от Риги, мы тоже не пустили на ветер. Задача: определить лучшую машину для движения на трассовых скоростях – не только по комфортности, но и по эластичности двигателя, а также по экономичности.

Ради чистоты эксперимента обули автомобили в шипованные шины одной модели – Toyo 98T Observe G3‑ICE. Зима в Средней полосе России в этом сезоне с приходом не торопилась, поэтому клацаем шипами по стылому асфальту.

Громче других в трио поет Nissan. Три-четыре часа езды, и голова начинает гудеть как пивной котел! Дело тут не только и не столько в шинах. Аркам и днищу явно недостает звукоизоляции. Terrano оставляет желать лучшего и по части моторных шумов. На холостом ходу кажется, будто под капотом молотит дизель, и особенно силен этот эффект на непрогретом моторе. При таком раскладе об аэродинамических шумах говорить не приходится – не до них…

С тягой у двухлитрового мотора полный порядок: обгоны, ускорения на прямой – все дается Terrano без проблем. Главное – понять эту машину со всеми ее причудами, основная из которых – передаточное отношение главной пары. Отсюда и «недоразвитость» первой передачи, которая «заканчивается», едва трогаешься с места, – а это сразу создает нервозность: приходится быстро включать вторую и тут же третью, чтобы добраться до 60 км/ч. Плавно сделать это непросто, поскольку педаль газа весьма чувствительна.

Еще немного, еще чуть-чуть! Great Wall уходит лишь на метр дальше Terrano.

Вскоре я нашел рецепт: как выяснилось, Nissan без намека на недовольство трогается со второй! Приняв новый алгоритм, я перестал раздражаться на силовой агрегат и тут же записал в очевидные плюсы Terrano уверенное поведение на крейсерских скоростях: курс машина держит отлично, невзирая на колеи. Неровности не «приходят» ни на кузов, ни на руль. В общем, надевайте беруши, втыкайте шестую передачу – и вперед. А «тракторная» первая передача нам еще пригодится!

Ситуация с Hover противоположная: я случайно не в берушах еду? Ни шум от качения шин, ни двигатель абсолютно не досаждают. В такой моторно-трансмиссионной тиши на первый план выходит ветер, гуляющий в зеркалах и где-то в местах вклейки ветрового стекла. Но этот аккомпанемент гораздо приятнее, чем гвоздевой стрекот Terrano.

Легкие педали, короткоходная по сравнению с террановской 5-ступенчатая механическая коробка создают иллюзию легкости. А вот мотор Hover «везет» лишь в нижнем диапазоне оборотов и к 5000 об/мин откровенно скисает. Посему нужно сто раз подумать, прежде чем отправить Great Wall на затяжной обгон.

Вот он, царь горы! По требованию фотографа UAZ играючи повторил свое мощное восхождение не один раз.

После 900 км пути я понял, чем меня больше всего достает Hover. Неудобными, низко посаженными сиденьями, в которых ноет спина и затекают ноги. А еще раскачкой кузова, которую отмечали еще во время езды по булыжнику на «60 часах» (ЗР, 2014, № 8). Но этот недостаток мы намерены победить: везем с собой комплект новых пружин и амортизаторов! Доберемся до Риги – поставим в частной мастерской новый комплект и сравним поведение машины.

– Это что еще за танк?

В очереди на российско-латвийской границе появление «великого и могучего» Patriot вызвало неподдельный интерес. Приграничная область кишит десятилетними малолитражками с латвийскими номерами, а российской техникой здесь и не пахнет. Признаться, я и сам иногда вздрагивал, выхватывая в зеркале заднего вида грозный двухметровый фас с горящими ходовыми огнями – чего уж удивляться реакции местных?

Яунмокский замок построен в 1901 году и сочетает формы неоготики с элементами югендстиля. Настоящий шедевр архитектуры Латвии! Изначально принадлежал мэру Риги Джорджу Армитстеду (1847–1912). Под его руководством в Риге построили водопроводную и канализационную системы, железную дорогу и трамвайную линию.

Вопреки моим опасениям, Patriot оказался вполне пригодным для продолжительных и быстрых марш- бросков. Он изначально поставил себя как настоящий мужчина. Да, равномерно шумноват во всем диапазоне скоростей. Да, требует определенной выносливости, поскольку усилия на руле и педалях солидны. «Козлит» на грубых неровностях, вздрагивая неподрессоренными массами. Но отставать от колонны и не думает! Уверенно держит максимально разрешенную правилами скорость и раздражает, в основном, лишь мелким зудом рычага коробки передач да эргономическими конфузами. Например, облокачиваться на подоконную линию неудобно – ровнехонько под предплечьем кнопка блокировки двери.

Победив предубеждения, признаю: патриотовский салон оказался наиболее удобным в дальней дороге: здесь неплохие сиденья, удобная высокая посадка и крупные зеркала. Не говорю уже про огромный багажник и бизнес-классовый простор на заднем сиденье!

На подъезде к Риге экипажи отчитались о расходе топлива. Самым экономичным ожидаемо оказался Terrano: в среднем 10,1 л/100 км. Чуть больше довольствия потребовал Hover – 11 л. А UAZ поставил антирекорд – 14,3 л/100 км. К тому же он вновь замучил хитромудрой схемой с двумя баками и перекачкой топлива. Для заправки под завязку приходится переставлять машину нужной стороной к колонке, а плохая работа «воздушки» постоянно отсекает подачу бензина из пистолета, заставляя цедить его буквально по каплям.

ГВОЗДИКИ И АКАЦИИ

Так в советские времена выглядел въезд на территорию полигона

Чем больше мы колесили по окрестностям Адажи, тем интереснее становилось: когда появился этот полигон, чем знаменит? Выяснить это оказалось непросто, ведь военные объекты не принято рекламировать.

Доподлинно известно, что с мая 1956 по август 1994 года здесь дислоцировался Севастопольский Краснознаменный учебный мотострелковый полк имени Красных Латышских стрелков. В составе 54-го окружного учебного центра помимо 24‑й танковой дивизии квартировал 1261-й учебный полк, вооруженный самоходными артиллерийскими установками «Акация», самоходными гаубицами «Гвоздика» и «Градами».

Был в Адажи и свой бункер, известный в народе как Кадагский. Грандиозный подземный узел связи Прибалтийского военного округа официально обозначили кодом «Осмотр». Предположительно, его заложили летом 1968 года. Строили бункер котлованным способом: для каждого из трех двухэтажных блоков сооружения отливали бетонный фундамент, проводили дренаж, возводили стены и лестничные пролеты, затем заливали потолочные перекрытия.

Весной прошлого года Кадагский бункер вскрыли и демонтировали, перелистнув еще одну страницу военной истории бывшего СССР

Резервный узел связи достроили аккурат после посадки на Красную площадь легкого самолета под управлением немца Матиаса Руста 18 мая 1987 года… В 1994 году части Российской армии покинули Латвию, бросив пустой бункер в лесу. Сегодня полигон «Адажи» скорее природный заказник, чем военный объект. Впрочем, в последние годы здесь наблюдается повышенной активности партнеров Латвии по Северо-Атлантическому альянсу. Вот почему мы смогли попасть в эти края лишь благодаря Валдису Бранту – владельцу земельного участка, примыкающего к сегодняшним границам полигона.

НЕ СПИ – ЗАМЕРЗНЕШЬ

Рабочее место оператора: отсюда инженер управляет и климатическим оборудованием, и измерительным

Изначально этот пробег задумывался как зимний. Но мы решили не ждать милости от природы и устроили морозные испытания еще до наступления серьезных холодов. А помогли нам специалисты НТЦ «Цельсий-Проф», в чьем арсенале есть новейшая термокамера, способная менять «погоду» в диапазоне от +90 до –65 ºС. Плавить или крошить пластмассу не станем, а лишь сымитируем крещенский мороз.

Машины готовы? Всем залито одинаковое синтетическое масло (0W‑40), плотность антифриза в норме, впереди три температурных порога. Готовы! Загоняем машины в камеру, врубаем на минус двадцать пять – и отправляемся по домам, чтобы через пару дней вернуться к промерзшим до мозга лонжеронов автомобилям.

Итак, –27, ключ на старт!

 

Датчик в картере позволяет отслеживать температуру масла

Hover нехотя закрутил стартером: спустя 10 положенных секунд мотор ни разу даже не схватил. Вторая попытка – и тоже нерезультативная. На третьей появились вспышки, но штатный аккумулятор не выдержал пытки.

Вот так сюрприз! Что прикажете делать? Заряжать батарею? В наших руках товарные автомобили, выпущенные менее года назад и прошедшие необходимое обслуживание, так что мы вправе рассчитывать на их исправность. Позже, зарядив аккумулятор, «китайца» все же оживили: он пустился при «тепличных» –25 ºС спустя 15 секунд вращения коленчатого вала. Но правила есть правила! Посовещавшись, постановили снять Great Wall с дистанции.

Следующий в очереди – Terrano. Вспышки появились практически сразу же, и мотор проснулся через 5 секунд, хотя низкие температуры ему явно не по душе: из-под капота доносился свист подшипников и стук гидрокомпенсаторов. Что же будет при минус тридцати? Попробовали – обошлось без сенсаций: Nissan завелся уверенно спустя всё те же 5 секунд, хотя вспышки появились позже, а к свисту и цокоту добавился вой. Вероятно, источник последнего – насос гидроусилителя руля. Еще несколько часов охлаждения, и датчик в картере Terrano показал –32 ºС. Стартер с неимоверным трудом сдвинул вал с места, в агонии заморгали габаритные огни и… о чудо, на первом же обороте мотор подхватил! Несмотря на подкапотную какофонию, работал он ровно и быстро вышел на штатные температуры. Блестяще!

Заморозка автомобиля до стартового порога в –27 °C занимает около 12 часов

Чем ответит Patriot при –27 ºС? Натужным вращением коленвала. И всё же не прошло и 4 секунд, как мотор прямо-таки взревел! Надо сказать, пускается UAZ не по силам эффектно и громогласно, почти как грузовик. Отрадно, что посторонних звуков от силового агрегата и навесного оборудования не слышно. Понизили температуру на три градуса и повернули ключ: в ответ натужно заныл бензонасос. Зажигание! Стартеру потребовалось 7 секунд, чтобы разбудить двигатель – тот взвыл и затрясся, но вскоре вибрации и шум ушли.

Впереди момент истины, и градусник зафиксировал остывание масла до –32 ºС. Десять секунд работы стартера, и получаем лишь неритмичные стуки в цилиндрах. Еще раз… Ура! Двигатель ожил на 6-й секунде.

Итак, двое из бойцов с задачей справились. Впрочем, UAZ упражнение далось все же сложнее: мы с трудом выкатили его из камеры – замерзло масло в мостах, едва крутился руль. Так что первое место в «морозной» дисциплине безоговорочно достается Terrano.

Завершение материала последует…

Фотогалерея

Свежие новости:

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх